ВВЕДЕНИЕ


(Краткая характеристика источников и литературы)
"Очерки истории Адыгеи" написаны с марксистско-ленинских позиций. Они подчинены общегосударственной задаче культивирования советского патриотизма, борьбе с антимарксистскими тенденциями "школы" Покровского, с различного рода фальсификаторами истории, националистами всех мастей и космополитами. Марксизм-ленинизм - ключ к пониманию и разрешению сложных вопросов истории народов СССР, в том числе к вопросу о прогрессивном значении присоединения Адыгеи к России, к анализу истоков дружбы русского народа с адыгейским.
При написании "Очерков" использованы важнейшие указания классиков марксизма-ленинизма, которые прямо или косвенно относятся к истории Адыгеи, а также решения пленумов, конференций и съездов Коммунистической партии Советского Союза по идеологическим вопросам.
Важное значение для "Очерков" имеют постановления ЦК КПСС по идеологическим вопросам, "Пятьдесят лет Коммунистической партии Советского Союза (1903-1953)", "Тезисы о 300-летии воссоединения Украины с Россией", "Пятьдесят лет первой русской революции" (тезисы). Использованы работы И. В. Сталина и других деятелей КПСС.


Источники и литература
До конца XVIII века единственным источником для изучения истории адыгов являются археологические памятники, повествовательные и летописные источники (свидетельства авторов-античных, византийских, арабо- и ираноязычных, русских. итальянских, французских, английских, голландских, немецких и др.). Первые летописные свидетельства об адыгах сохранились в русских летописях.

Из античных источников особенно важны свидетельства Страбона (I век до н. э.), из византийских - Прокопия Кеса-рийского (VI век) и Константина Багрянородного (X век), из арабоязычных - Масуди (X век), из итальянских - Интериа-но (XV век)1, из авторов XVII века - д'Асколи2 и да Лукка3, из авторов XVIII века - Главани4 и Пейсонель5.


Эти источники представляют собой фрагментарный материал о народах Кавказа, в том числе и об адыгах.
С конца XVIII века ведущее место в изучении Адыгеи заняла русская наука. Было положено начало организованному и систематическому изучению народов Кавказа. Большое значение имели экспедиции Академии наук и поездки отдельных ученых на Кавказ, в частности русских академиков Гюльден-штедта6 и Палласа7.
Самые ранние сведения об адыгах в документах относятся к XIII веку (итальянские архивы). С XVI века и позднее исключительно важное место в изучении адыгов занимают русские архивные документы (посольский приказ, коллегия иностранных дел и др.);
Источников и исследований по Адыгее первой половины XIX века значительно больше, чем за все предыдущие периоды. Источники не только многочисленнее, но разнообразнее и полноценнее. Это понятно. В период англо-турецкой агрессии адыги особенно интересовали Россию и многие западноевропейские государства.
Немногим авторам удалось посетить внутренние районы Адыгеи. Большинство из них были обычно в пограничных, причерноморских и прикубанских районах.
Если огромное большинство свидетельств об адыгах до конца XVIII века может быть отнесено к типу повествовательных, то в первой половине XIX века возрастает категория работ, которая должна-быть отнесена к типу исследовательской литературы. Это - сводные исторические, историко-энтографические и военно-исторические работы по Кавказу, специальные исследования по исторической географии и исторической этнографии, а также некоторые описательные этнографические работы.

1 См. библиография, 1.
2 См. библиография, 2.
3 См. библиография, 3.
4 Главани К. Описание Черкессии... 20 января 1724 года. "Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа",.. вып. 17, Тифлис, 1893.
5 См. библиография, 4.
6 См. библиография, 5.
7 См. библиография, 6.

В первой половине XIX века делаются первые попытки воссоздать историю адыгейского народа (Ногмов1 и Дюбуа де Монпере2). Появляются первые местные историки и этнографы, доторые, будучи сами адыгами, правильнее могли описать социальные отношения, культуру и быт своего народа.
Среди адыгейских авторов на первое место следует поставить выдающегося кабардинского ученого-просветителя, первого адыгейского историка Шора Бекмурзин Ногмова (около 1801-1844 гг.)3. Отметим также работы . бжедугского князя Хаджимукова4. Представляет интерес работа адыга, известного под псевдонимом Каламбияп. Большое значение имеют работы адыгейского ученого Хан-Гирек, умершего в 1842 году6, а также работы Султан Адиль Гирея (1821 -1876 гг.)7. Но все эти работы требуют к себе критического подхода.
Из русских повествовательных источников первой половины XIX века отметим сочинения Л. Люлье, Г. Новицкого, Ф. Тор-нау, Н. Карлгофа и К. Сталя.
Из европейских работ повествовательного типа укажем на . работы нидерландского консула в Одессе Тетбу де Мариньи, совершившего в 1818, 1823 и 1824 годах несколько поездок в причерноморские районы Адыгеи*.
Пространную работу о народах Кавказа, в том числе и об адыгах, оставил швейцарский путешественник Дюбуа де Мон-пере9, проехавший в 1883 году вдоль Черноморского побережья Кавказа.


1 Ногмов Ш. Б. История адыгейского народа. Тифлис. 1861 (изд. 5-е. Нальчик. 1947).
2 Дюбуаде Монвере Ф. Путешествие вокруг Кавказа т. I. Сухуми, 1937 (Труды Института абхазской культуры, в. 6); см. библиография, 7.
3 Б у ш у е в С. К. Из истории русско-кабардинских отношений. Нальчик, 1955 г. (Глава о Бекмурзин-Ногмове).
4 Ха джиму ко в. Народы Западного Кавказа (по неизданным запискам природного бжедуга князя Хаджимукова). "Кавказскийсборник", в. 30.
5 К а л а м б и и. На холме. Из записки черкеса. "Русский вестник", т. 36, 1861, ноябрь.
6 Хан-Гирей. Вера, нравы, обычаи, образ жизни черкесоБ."Русский вестник". 1842, январь, № 1. Его же Бесльний Абаг.
Из соч. под заглавием "Биографии знаменитых черкесов и очерки черкесских нравов и преданий покойного флигель-адъютанта Хав-
Гирея. "Сборник газеты "Кавказ". Второе полугодие 1847. Его же.
Князь Пшьской Аходягоко. "Сборник материалов для описания мест
ностей и племен Кавказа", вып. 17. Его же. Черкесские преда
ния (отрывки из рукописи). "Русский вестник", 1841, т. 2.
7 Султан Адиль Гирей. Об отношениях крестьян к вла
дельцам V черкесов (выписка из заметок), 28 августа 1843 г. "Кав
каз", 1846, № 9.
8 См. библиография, 8.
9 Дюбуа д е М о н п е р е Ф. Путешествие вокруг Кавказа, т. I, Сухуми, 1937. (Труды Института .абхазской культуры, в. 6).


Английские политические агенты Белль1 и Лонгворт2, посланные в Адыгею в 1837-1839 годах, опубликовали ценные описания страны (особенно Белль) в виде дневников, проникнутых, правда, агрессивной, колонизаторской тенденцией.
Важное значение для изучения Адыгеи середины XIX века имеют две работы Лапинского3.
В первой половине XIX века, в связи с накоплением повествовательного и документального материала и повышением интереса к изучению Кавказа, постепенно увеличивается число сводных трудов, носящих уже частично исследовательский характер. В этом деле приоритет имеют русские ученые. Появляются такие ценные работы, как, например. С. Броневский - "Новейшие географические и исторические известия о Кавказе" (чч. I-II, М., 1828). Эта работа получила в свое время широкую известность и долго являлась основным источником сведений о народах Кавказа. Сочинение С. Броневского основано на литературных и архивных материалах, а также на личных наблюдениях. С. Броневский дал первую развернутую характеристику общественного строя народов Кавказа.
Меньшее вначение имеет работа П. Зубова - "Картина
Кавказского края" (чч. 1 -III, СПБ, 1834-1835). Отметим
также неопубликованное комплексное сочинение о Кавказе русского автора И. Ф. Бларамберга4 и историко-этнографиче-ское сочинение известного русского кавказоведа А. Берже5.
Представители дворянской и буржуазной историографии не преследовали задачи специального изучения социально-экономических и политических отношений в Адыгее. Их интересовали, прежде всего, практические задачи, стоявшие перед царизмом. Авторы этих работ рассматривают адыгов не как субъект истории. Они часто опускают все то. что относилось к положительным чертам адыгов, и, наоборот, выпячивают все отрицательные стороны. Исторические концепции часто пропитаны духом великодержавности, духом самодержавной царской политики.
В первой половине XIX века началась публикация архивных документов по Кавказу. И в этом вопросе бесспорный приоритет принадлежит России. Наиболее крупным, фундаментальным изданием документов являются "Акты, собранные Кавказской Археографической комиссией", тт. I-XII (архив

1 См. библиография, 9.
2 См. библиография, 10.
3 См. библиография, 11.
4 См. библиография, 12.
5 Берже, А. Краткий обзор горских племен на Кавказе. "Кавказский календарь" на 1858 год.

главного управления наместника кавказского), под ред. А. Берже1.
Много ценного материала было издано в "Кавказском сборнике". "Военном сборнике", "Русском инвалиде", "Русской старине", "Русском архиве" и других изданиях.
Большой интерес представляют личные архивы Ермолова. Паскевича, Розена, Головина, Раевского, Воронцова, Муравьева, Филиппсона, Серебрякова, Барятинского, Евдокимова и др.
В первой половине XIX века началось собирание адатов кавказских горцев, но опубликование их в основном было произведено во второй половине столетия.
После присоединения Адыгеи основной тип прежних работ - повествовательные источники - почти полностью исчезает! Решающее значение получает общая и специальная историческая, этнографическая и экономическая литература. Публикуются ценные официальные документы о сословно-позе-мельных отношениях, особенно - многочисленные материалы о событиях на Кавказе в XVIII-XIX вв.
Изучение Адыгеи начинает приобретать более планомерный характер. На этом этапе роль западноевропейской науки в деле изучения Адыгеи сводится почти на нет. Решающую роль играет русская наука. Появляются научные организации, возникают периодические органы. Несмотря на бесспорно прогрессивный характер этого нового этапа в изучении Адыгеи, на нем продолжает лежать отпечаток буржуазно-помещичьей идеологии.
Вполне понятно, что большинство, старых работ может быть использовано в настоящее время главным образом как источники фактического материала с критическим подходом к нему с позиций марксизма-ленинизма.
Основное отличие советского этапа в развитии историографии Адыгеи заключается не только в количественном увели-

Т. I, ч. 1. Тифлис, 1866. Гуджары и другие акты на грузинском, арабском, персидском и турецком языках {1398-1799);
т. I, ч. 2. Тифлис. 1866. Кавказ и Закавказье во второй половине XVIII столетия за время управления ген-лейт. К. Ф. Кноррига 2-го (1726-1802).
т. II. Тифлис. 1868. Кавказ и Закавказье за время управления ген. от инф. кн. П. Д. Цицианова (1802-1806);
т. III. Тифлис. 1869. Кавказ и Закавказье за время управления ген.-фельд. гр. И. Гудовича (1806-1809);
т. IV. Тифлис. 1870. Кавказ и Закавказье за время управления ген. от кав. А. П. Тормасова (1809 - 1811);
т. V, ч. 1. Тифлис. 1873. Закавказье за время управления ген. лейт. маркиза Паулуччи (1811 -1812):
т. V, ч. 2. Тифлис. 1873. Кавказ .и Закавказье за время управления ген. от инф. Н. Ф. Ртищева (1811 -1816);


чении материалов и исследований об адыгах, но, прежде всего-, в том, что она рассматривает народ как творца истории, как. главную движущую силу исторического процесса.
Величайшее значение в понимании сложных событий истории адыгов имеют, как и во всех отраслях научного знания,. труды основоположников марксизма-ленинизма, решения КПСС по идеологическим вопросам, по борьбе с буржуазным/ национализмом и великодержавным шовинизмом.
В деле изучения истории Адыгеи исключительно вредную роль сыграли следующие обстоятельства.
Длительное существование вульгаризаторской "школы" Покровского фактически ликвидировало изучение истории. В свое время этим воспользовались злейшие враги советского-народа - буржуазные националисты.
Вульгаризаторская школа академика Марра также немало содействовала грубым извращениям, допущенным в изучении древней истории адыгов. Антимарксистская концепция "стадиального развития народов", с фантастическими превращениями одних народов в другие, якобы качественно совершенно иные, чрезвычайно ограничила рамки хронологического изучения прошлого адыгов.
Неправильно освещался вопрос о присоединении нерусских народов к России (игнорирование роли передовой, революционной России). Программное значение для изучения прогрессивности присоединения нерусских народов к России и вообще для изучения истории народов нашей страны имеют "Тезисы о 300-летии воссоединения Украины с Россией", одобренные ЦК
кпсс.
Ввиду отмеченных неблагоприятных обстоятельств неудивительно, что мы до сих пор не имеем полноценной истории-адыгейского народа. Очень многие вопросы до сих пор остают-

т. VI, ч. 1. Тифлис. 1874. Р^авказ и Закавказье за время управления ген. от инф. А. П. Ермолова (1816-1827):
т. VI, ч. 2. Тифлис. 1875. Кавказ и Закавказье за время управления ген. от инф. А. П. Ермолова (1816 -1827):
т. VII. Тифлис. 1878. Кавказ и Закавказье за время управления ген.-фельд. гр. И. Ф. Паскевича-Эриванского (1827 -1831):
т. VIII. Тифлис. Кавказ и Закавказье за время управления ген. от инф. барона Г. В. Розена 1-го (1831 - 1837):"
т. IX, ч. 1. Тифлис. 1884. Кавказ и Закавказье за время управления ген. от инф. Е. А. Головина (1837 -1842);
т. IX, ч. 2. Тифлис. 1884. Кавказ и Закавказье за время управления ген.-адьют. А. И. Нейдгардта (1842 -1844):
т. X. Тифлис. 1885. Кавказ и Закавказье за время управления ген. от инф. кн. М. С. Воронцова (1844-1854):
т. XI. Тифлис. Кавказ и Закавказье за время управления ген. от инф. Н. Н. Муравьева (1854-1856);
т. XII. Тифлис. 1904. Кавказ и Закавказье за время управления, ген.-фельд. кн. А. И. Барятинского (1856-1862).


ся совершенно не изученными с марксистско-ленинских позиций. Особенно нетерпим почти полный пробел в изучении развития советской Адыгеи.
Коллективу научных сотрудников Адыгейского научно-исследовательского института предстоит еще большая работа по созданию монографических исследований по отдельным вопросам истории адыгейского народа, ибо сами по себе "Очерки истории Адыгеи" не могут претендовать на исчерпывающее освещение всех вопросов, всех проблем истории адыгейского народа. Эти специальные монографические исследования должны учитывать имеющиеся достижения советской исторической науки.
Работы советских ученых Лаврова Л. И., Шиллинга Е. М., Ладыженского А. М., Студенецкой Е. Н. об этногенезе, хозяйстве, обычном праве, культуре и быте, искусстве адыгов, их верованиях, работы советских археологов Иессена А. А., Крупнова Е. Н., Анфимова Н. В. и др. по древней истории Северо-Западного Кавказа являются вкладом в изучение Адыгеи.
Огромный размах получило в советский период краеведение. Возникли новые научные учреждения, которые принялись за историко-этнографическое изучение Адыгеи.
Полезную работу по сбору фактического материала проделало Общество изучения Адыгейской автономной области, реорганизованное впоследствии в Адыгейский научно-исследовательский институт, а также Кубанский педагогический институт.
Много внимания уделялось изучению Адыгеи в различных северо-кавказских краевых научных организациях, а также в Москве, особенно в Государственной Академии истории материальной культуры, позже реорганизованной в Институт истории материальной культуры Академии Наук СССР, а также в Институте этнографии Академии Наук СССР.
При составлении настоящей работы были широко использованы документальные первоисточники наших архивов.
Богатый материал по социально-экономическим и политическим отношениям, культуре и быту адыгов извлечен из Центрального государственного исторического архива в Москве, Центрального военно-исторического архива в Москве, Ленинградского отделения Центрального исторического архива, Центрального архива внешней политики в Москве, Центрального архива древних актов в Москве, Центрального военно-морского архива и Архива Академии наук СССР в Ленинграде, Исторического архива Грузинской ССР, Краснодарского, краевого архива, Государственного архива Адыгейской автономной области, архива Адыгейского научно-исследовательского института и архива Государственного Исторического музея в Москве.

УСЛОВНЫЕ СОКРАЩЕНИЯ
АКАК - Акты, собранные Кавказской Археографической комиссией.
ВДИ - Вестник древней истории.
ВУА - быв. Военно-ученый архив Главного штаба.
ГАИМК - Государственная Академия Истории материальной культуры.
Г ИМ - Государственный Исторический музе;! в Москве.
ЖМНП - Журнал Министерства народного просвещения. ' ЗКОРГО - Записки Кавказского отдела Русского Географического общества.
ЗООИД - Записки Одесского общества истории и древности.
ИАК - Известия Археологической Комиссии.
ИАН-ООН - Известия Академии Наук. Отделение общественных наук.
ИИМК - Институт истории материальной культуры АН СССР.
ИОЛИКО - Известия о-ва любителей изучения Кубанской области.
ИКОРГО - Известия Кавказского отдела Русского Географического общества.
ЛОЦИА - Ленинградское отделение Центрального Исторического архива.
МИА - Материалы и исследования по археологии СССР.
МИД - Министерство иностранных дел.
ОАК - Отчеты Археологической комиссии.
ПСРЛ - Полное собрание русских летописей.
СА - Советская археология.
СМОМПК - Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа.
ЦАВП - Центральный архив внешней политики в Москве.
ЦАДА - Центральный архив древних актов в Москве.
ЦВИА - Центральный военно-исторический архив в Москве.
ЦГИА - Центральный государственный исторический архив в Москве.
ЦИА Грузинской ССР - Центральный исторический архив Грузинской ССР.

X